Льдинки — бусинки. Часть первая.

Автор: Kran   
Сту́деня 27,
7519/2011

Новогодняя сказка от «Мира Край».

А. Страж

С. Кран

 

Пролог.

Пронзительно-черное ночное небо, упоительно наполненное мириадами ярких звезд. От края до края земли развернулась ясная сфера ночного небосвода. Молодой месяц дает очень мало света земле, ослепительно красивые и нереальные звезды, дают света несравненно больше. На небе – ни облачка, ни тучки – ничто не закрывает эту своеобразную красоту. Но ясная погода продержится недолго. К полуночи, обязательно пойдет снег – так всегда бывает, это закон – и лихой морозец спадет.

А морозец-то давит, в самом деле, знатный, градусов под двадцать пять. Девчушка кутается в большое, снежное и белое одеяло, пытаясь согреться. Дед, держащий в одной руке, облаченной в огромную варежку, поводья саней, другой рукой, поправляет сползающее одеяло, заботливо оберегая свою внучку от холода. Мудрые глаза Деда задорно искрятся. Под густой белой бородой до пояса, не видно предвкушающей улыбки. Большой белый посох Деда, лежит в ногах. Сам-то Дед облачен в синюю шубу до пят, да в валенки – мороз ему не страшен – Дед сам себе Мороз.

Дед всегда слегка волнуется, когда сани, запряженные лихой «тройкой», несут их навстречу очередному Событию. Морозный ветер бьет в лицо. Весело и  громко звенят бубенцы. Тройка несет их через заснеженные российские просторы, оставляя за собой шлейф клубящегося снегопада, снегопада, который к полуночи успокоит свой игривый пляс, и будет тихо падать на землю, в молчании и безветрии.

Дед Мороз со своей внучкой – Снегуркой, катятся в тех санях к людям. Ибо сказано, что в час смены лет, Дед Мороз приходит к людям, дабы творить новогодние чудеса. А раз сказано сиё, так, стало быть, и быть посему. Если только…

Глава 1.

Что-то происходит с людьми в канун Нового Года. Есть в этом празднике память о забытом и оставленном в детстве кусочке счастья, засохшем и местами раскрошившемся под давлением прагматизма и цинизма взросления. Есть необъяснимое желание посыпать действительность этой волшебной пылью, оставшейся от него, чтобы придать реализму легкий перламутровый налет, а если удастся, то и паеточный — праздничный блеск. Есть желание сделать так, чтобы обстановка радовала глаз, пахло елкой, а дети продолжали верить в Деда Мороза. И иногда хочется самому верить, что когда-то – в детстве – он действительно был, только потом раскусил, что ты взрослеешь, и перестал приходить.

Да. Что-то происходит с людьми в канун Нового Года. И я чувствую, что будто сжимаю в ладони пригоршню волшебной пыльцы, готовый посыпать ею свою дорогу к празднику. Как хлебными крошками из детской сказки, чтобы они указали мне путь. В руке и правда шуршит. Задумчиво вытаскиваю ладонь из кармана и понимаю, что сжимаю деньги. Это естественно вызывает циничную усмешку, но предвосхищения не портит.

Спешу по морозному проспекту к магазину с цветами, где меня ожидает мой заказ. Я знаю, что Лида любит тюльпаны, а поскольку она любезно согласилась содействовать нашей холостяцкой компании  в плане праздничного ужина, неплохо бы ее отблагодарить. Осталось появиться в доме на  улице Танкистов до того, как она прыгнет в такси, чтобы провести этот праздник намного веселее, чем это вышло бы, останься она с нами. Я должен успеть.

— Привет! А где наша сестренка ? – Ору прямо с порога, чтобы перекричать громкую музыку, которой Леха заботливо встречает меня.

Тот широко улыбается мне и заговорщицки жестикулирует в сторону кухни, когда видит сверток, который я аккуратно достаю из-под расстегнутого пуховика. Леха привык, что мы с Вовкой называем его сестру «нашей», поскольку его младшая давно стала не только боевой подругой, но и почти родным человеком за время общего, не самого скучного детства. Лида блестит голубыми глазами и что-то благодарно лепечет.

— Я их с собой заберу, девчонкам похвалюсь! – Кричит она. – Леша! Сделай потише, я же просила!!!

Она суетливо скидывает фартук и удовлетворенно кивает, услышав, что басы переходят из разряда невыносимых для ушей в умеренные.

— Все, Жека, раз ты здесь, я могу спокойно отчаливать. Без меня разберетесь? – Указывает на холодильник.

— Вали, вали, вали, — картинно вытягиваю руки, опустив ладони вниз внутренней стороной к себе, размахиваю ими, чтобы поторапливалась.

Уговаривать ее не приходится. Последние указания про «водка на балконе» и «если что, в морозилке пельмени – отварите» слышим уже с подъездной площадки, где Лида вещает, воспользовавшись тем, что лифт спускается с верхних этажей. Но скоро его скрипучие двери закрываются, и кабина уносит нашу заботливую хозяйку в ее отличный от нашего Новый Год.

Вовану, кстати сказать, про водку можно было не рассказывать, он уже успел разведать обстановку, и разлил ее по стопкам, от чего те покрылись матовым потом. Праздничный стол выглядит  более чем, и мы с пацанами единогласно выпиваем по первой за Лиду.

— Хороша наша Лида, — мечтательно протянул Вовка, закусывая.

— Не понял? – Леха серьезно и настороженно.

На что Вова, спрятав смущение за довольством от произведенного фразой эффекта, отвечает крайне обыденно и равнодушно:

— Расслабься. Я в целом.

Мы решаем выпить еще по одной, и еще. Меня расслабляет сложившаяся обстановка. Усталость отступает, я чувствую, что ее назойливое присутствие становится менее заметным. А может, ей, частой спутнице моих одиноких вечеров, и самой надоело сидеть на моих плечах и давить на затылок, возможно, она оставит меня совсем, хоть на время праздника. Почему-то сейчас, когда Леха включает телевизор, чтобы он в союзе с теперь уже фоновой музыкой создавал праздничную обстановку, в это легко вериться. Оставит, а там, глядишь, и не скоро вернется.

По телевизору шоумен в блестящем костюме поднимает бокал с шампанским и, спасаясь от вездесущих конфетти, очень выразительно вещает о чем-то. Выглядит смешно, и я вижу, что не один улыбаюсь, расслабленно вытянув ноги и удобно откинувшись на спинку кресла. Пацаны тут же вспоминают про прошлый Новый Год, который мы встречали так же вместе. Про то, как мне вздумалось пойти в магазин, уже никто не помнит зачем, а вернулся я только к Рождеству.

— Сегодня Жека в магазин не пойдет, — серьезно грозит пальцем Леха. — Это я вам говорю.

Вован мерзко хихикает, поглядывая на меня:

— Мы в милицию, мы по больницам, по моргам; мы туда, мы сюда. А он, скотина, бухал где-то неделю и не помнит ничего. А?

Я напрягаюсь, когда вспоминаю об этом, ведь я действительно ничего не помню из того, что произошло год назад, но улыбаюсь еще шире:

— Проехали. Я — курить.

Сигареты в куртке, а вот зажигалки там не оказывается. Незадача. Леха идет следом и так же шарит по карманам, поторапливая темноволосого толстяка, так и норовившего слопать закуску еще до начала финального отсчета, который отнюдь не за горами. И тут происходит нечто, от чего меня охватывает непонятное чувство беспокойства. Свет гаснет и все в радиусе видимости погружается во тьму. Ни огонька в соседних окнах и на входах подъездов. Темнота. Леха начинает материть электросети, Вован успокаивающе басит что-то типа: « Ничего, мимо рта не пронесем…».  Через минуту раздается отчаянный стук счастливчика, застрявшего в лифте за пятнадцать минут до курантов, а я ощущаю странное смятение и страх. Нетипичные для себя. Как будто что-то грядет и надвигается… Мое предчувствие, подтверждает музыка, зазвучавшая в прихожей, мелодию нельзя назвать знакомой, но с ней будто бы связано то самое нечто. Сложные чувства вызывает она, противоречивые.

— Это у тебя? – Спрашивает Леха.

— Нет, — отвечаю. — Не мой телефон.

— Хорош, Жека. Твой карман «горит».

И действительно, мой аппарат выдает эти чуждые ему трели. Странно, я таких у себя не слышал. Что за ерунда? Любопытство пересиливает неприязнь, которую вызывают у меня нежданные новости. Сообщение смс от неизвестного. Интересное дело. Немногословный текст, прочитанный мной в следующую секунду, вызывает ощущение холода, скользнувшего вдоль по позвоночнику. Кратко и сухо: «Беги!».

— Что там у тебя?

— Да балуется кто-то, всякую чушь шлет, не иначе.

— Беги, — читает Вовка через плечо. – Правда – хрень какая-то. Через Интернет можно массовую рассылку подобного спама легко сделать.

— Ясно, — машет Леха рукой.

— Зажигалка есть у кого-нибудь? – меняю тему я, поднимаясь по ступеням и параллельно размышляя, что бы означал случившийся инцидент. Хорошо, смс — это спам, или по ошибке отправить могли, а музыка? А впрочем…Это сосед мой по офису поставить мог, невзначай. Он на днях USB проводок от телефона потерял. Так теперь, на мой, музыку скачанную, загружает и через Bluetooth перекидывает, деятель. Вот и незнакомая мелодия.

Курю торопливо и нервозно, тем более что на лестнице холодно. В подъезде то и дело открываются квартирные двери, слышится смех, топот. Народ уже успел поддать и отсутствие света, по-видимому, никого не смущает, напротив кое-где видятся мерцающие танцы огоньков. Точно – свечи же достать можно.

Действительно, чего это я переполошился. Повелся на сообщение от какого-то ненормального. Нормально все. И свет включат скоро, не могут же энергетики оставить всех без новогоднего обращения улыбчивого президента. За это ведь и по шее можно.

И тут мне показалось, что мои размышления попали всемогущему в уши, потому что свет зажегся везде и сразу. Жильцы подъезда как по команде издали ликующий возглас, и мы с пацанами так же синхронно захохотали, заразившись этой общей радостью.

— За свет надо выпить, — находится Вовка и вдруг резко пускается бегом вниз по ступенькам. – Кто последний – тому штрафную!

Мы с Лехой даже переглядываться не стали, несемся вниз наперегонки, как если бы это было и на самом деле важно. Меня спасло только то, что Леха вышел курить в домашних тапках и потерял один из них прямо на лестнице. Но самым прытким оказывается Вован, несмотря на его внешнюю неуклюжесть и грузность. Когда я, быстро скинув не застегнутые ботинки, пробегаю к креслу, он уже держит в руках промокший бутыль с прозрачной жидкостью.

— Отставить водку! – Леха, оказывается тем временем заворачивает на кухню, и, сделав вид, что и не участвовал в гонке, прихватывает с собой фужеры. – Новый Год шампанским встречать положено.

— Прибавь звук, — киваю Вовке на включившийся телевизор.

Леха открывает бутылку из зеленого стекла, легко сорвав пробку, мы подставляем бокалы, прицеливаясь так, чтобы пенный напиток не испачкал Лидкину скатерть. Президент на праздничном позитиве говорит обо всем хорошем, что останется в старом году, и скоро самые главные часы страны наигрывают секретный код, который открывает дверь в новое, отличное от прошлого счастье.

— С Новым годом, — радуется Леха.

— Ну и гадость! – кривится Вовка отпив полусладкое.

— Не гадость, а традиция, — весело возражаю я. – До дна, Вован, до дна-до дна! С Новым годом!

— Ура-а-а! – затягивает Леха.

— Уррра-а-а! – подхватываем мы.

Глава 2. 

— А помните! Помните, Лидка нам назло на стройку одна пошла? Ну, ДК тогда еще был – два этажа кирпича с плохо закрепленными лестничными пролетами, один так вообще на арматуре еле держался. Помните?

— Влетело мне дома тогда… — кивает Леха.

— Она подружку подговорила, якобы что пошла домой воды попить,  — продолжает Вован. – А сама на стройку, в песок с лестниц прыгать.

— Так мы ей сами и показали, — горячусь я.

— Сами! — Леха в очередной раз ставит так и не выпитую водку и начинает жестикулировать.- Так я же ей, пигалице, сказал русским языком: мала еще! Нет ведь, вредина! Я потом… Ох, и ревел я в приемном покое.

— Да все ревели! И я, и Вовка тож. А несли, как помнишь?

— До скорой? – Вован осторожно улыбается. — Да, темные времена были. Ни позвонить, ни вызвать. Хорошо, что закрытый перелом, да?

— Моему мягкому месту потом не показалось, что хорошо, — хохочет Леха. – Думал – конец мне. Батя с живого шкуру снимет.

— А и снял бы – зажило! – куражусь я. – Раньше все другое было. Велосипед у Стасика, помнишь? Весть двор катался. Переднее колесо восьмеркой, сидушка деревянная, а нам – ничего. Даже синяков не было.

— Все другое!- подтверждает Вовка.

— За мандаринами в очередь стояли, — продолжаю я. – Помню, мать домой принесла целую сетку. Вот это был праздник! И запах от ни-их!

— Да, волшебно пахли! – мечтательно закатив глаза, шепчет Леха.

— Не то, что нынешние!

И тут я оглядываю наш стол и понимаю, что мандаринов-то на нем и не хватает. А их сейчас так захотелось. Желание съесть эти вкусно пахнущие фрукты, рождающиеся не на нашей земле, стало таким сильным, что скулы нестерпимо свело. Мозг, стимулированный немаленьким объемом выпитого и теплыми воспоминаниями, припоминает их цитрусовый вкус, слюна во рту выделяется непроизвольно. И в самом деле! Какой сибирский Новый Год без тропических мандаринов? И почему только, мы их не купили загодя?

— Мужики? А у нас мандарины есть? – спрашиваю у пацанов.

— Жека! Какие, нафиг мандарины? Наливай, давай! – откликается Вовка.

— Нет-нет! Как без мандаринов? Это же не Новый Год иначе! – возмущаюсь я. — Я погнал в магаз!

— Женька, на кой?! Сидим, празднуем! – Леха остановить пытается.

— Не! Я пошел!

Желание съесть мандарин, становится практически нестерпимым. Я быстренько накидываю  верхнюю одежду и, бросив на ходу ребятам, что-то типа: « Я скоро», — вылетаю на улицу. Теперь осталось найти круглосуточный магазин. А сколько времени? Так, без двадцати, надо поторопиться, чтобы ровно в час уже вернуться. Оглядываю улицу в поисках магазинной вывески. Вот же она! В наш век можно наоборот – такие места, где нет магазинов, разыскивать. Двери в магазин поблескивают прилепленными с внутренней стороны снежинками. Я готовлюсь шагнуть в шумное помещение, и замечаю у кассы мужчину в шапке Санта-Клауса, с короткой кудрявой  бородой и усами. «Веселится народ», — думаю я, и тут где-то на периферии зрения замечаю, что прямо у меня под ногами что-то отчаянно и коротко блеснуло. Сфокусировавшись, кстати сказать, не без труда, на этой неожиданной детали,  отпускаю двери и нагибаюсь, чтобы разглядеть монетку как следует. Однако оказывается, что это и не монетка вовсе, хоть формой предмет и напоминает десятирублевку; если бы не волшебный блеск, которым он зажегся от полоски магазинного света, можно было принять его за простую ледяшку отшлифованную природой каким-то непостижимым способом. Мне даже показалось, что если я возьму ее голыми руками, то она тут же растает. Я аккуратно притрагиваюсь к ней двумя пальцами, имитируя ими пинцет, и поднимаю на вытянутой руке, чтобы разглядеть на свет. Прозрачный камешек весит неожиданно много, несмотря на небольшой размер, и незамедлительно «подмигивает» мне своим необыкновенным светом. Мне хочется разглядеть его поближе, чтобы разобраться, что же в нем такого, что так диковинно преломляет отраженный от луны солнечный свет. Я снова всматриваюсь в ледяшку, но не нахожу в ней и намека на дополнительные грани. Значит, я держу в руках обыкновенное чудо. А что? Монетка на счастье. Не долго думая, отправляю ледяной глаз во внутренний карман, покажу пацанам, как вернусь, если не растает. А теперь: мандарины. Снова дергаю дверь, но с удивлением обнаруживаю, что она не открывается, будто закрыта изнутри. Находясь в самом благоприятном расположении духа и все еще не веря, что это не какой-нибудь новогодний розыгрыш, дергаю дверь еще раз. Примерзла может быть? Дальнейшие мои попытки узнать, в чем дело, ничем не заканчиваются, но охоты найти мандарины любыми возможными способами не отбивают. Здесь на проспекте, через дорогу, еще продуктовый есть.

Обхожу соседнюю пятиэтажку и шагаю к длинному угловому дому с аркой, пытаясь игнорировать осадок легкого недовольства. Там, за домом, поверну на проспект, а за остановкой и до магазина рукой подать. Улица выглядит на редкость пустынной и тихой, как если бы все разом перестали праздновать и легли спать, но я решаю не придавать значения этому настораживающему факту. Иду и иду. А вот и люди. Навстречу, с другой стороны арки, показываются двое. Мужики куда-то торопятся и шагают очень решительно, я думаю, что виной тому их одежда, не выглядевшая зимней.

— С Новым годом! – куражась, улыбается один и направляется ко мне.

— С Новым годом! – отвечаю автоматически и отмечаю, как встречные мои переглядываются и двигаются на меня.

Признаться это побуждает во мне желание отстраниться и пойти быстрее, что я и делаю, больно уж скорые ребята. На что один из них ускоряется еще быстрее и идет мимо меня, к той стороне, откуда я появился, а второй, вытащив руку из кармана,  дружелюбно произносит:

— Закурить не найдется?

— Не курю, — почему-то отвечаю я.

Неприятные типы.

— А полтишка не будет? – останавливает меня второй. – А то курить охота, — картинно морщится и улыбается первому, который, видимо уже оглядев пустынную улицу, торопится обратно.

Что делать? Рискнуть зубами и почками, или отдать гопоте кровные?

— Не надо двигаться, — почти напевая, не менее дружелюбно произносит тот, что сзади, и я слышу щелчок выскакиваемого из рукояти ножа лезвия. Да, в карманах  гопники не теплые варежки носят.

— Я сам, — соблюдая образцовую вежливость, продолжает второй.

Я чувствую «руку мастера» в своем кармане, после чего он становится легче на сумму оставшейся от моей тринадцатой зарплаты. Остальные возможные места мастер обследует так же быстро и бесшумно,  фокусник бы позавидовал его отточенным движениям, и хотя это кажется невозможным, нащупывает «глаз».

— А это что, — деловито произносит он и немедля начинает расстегивать куртку, чтобы пробраться во внутренний карман.

Ну – это уже, ни в какие ворота! Я толкаю этого раба сверх жадности что есть мочи, и бегу настолько быстро, насколько позволяют припорошенный новогодним снегом лед. Хмель выветривается налету, словно и не бывало. Однако грабители мне достались настырные, несмотря на то, что добыча уже у них в  руках, они бросаются за мной. Что теперь им нужно, маленькую монетку?

Бежать через проезжую часть, где снуют немногочисленные машины, мне кажется опасным, поэтому я просто сворачиваю на тротуар, ведущей к остановке в надежде, что найду место более людное. Как назло, вокруг нет ни души, я уже и сам начинаю верить, что зря пошел за пресловутыми цитрусами в эту непонятную ночь. Текст таинственного смс сейчас кажется мне очень актуальным. Интересно, а могло бы все обойтись просто сообщением останься я с друзьями? Гопники и не думают отставать от меня, я лихорадочно начинаю соображать как бы снова повернуть на Танкистов и перебраться к лехиному дому, пока цел, ведь в магазин мне что-то расхотелось, да и собственно говоря — не с чем, когда замечаю людей во дворе местной школы. Ну, наконец-то. Сомнений в том, что братки туда не сунутся, почти не обнаруживаю, и потому направляюсь к ярко освещенной стадионной коробке, где располагается неуместная на фоне общего безлюдья горстка людей.

— Вымерли все что ли? – Слышу я. – Как я работать должен?!

— Еще один, — девушка  в коротеньких сапожках на полненьких ножках, будто даже обрадовалась мне. – Семеро уже.

— С этой в белой шапочке его поставить, — придирчиво оглядывая меня, произносит мужик в капюшоне. – Нормально будет.

— Переобувайтесь, — не откладывая в долгий ящик, пышка протягивает мне пару коньков. – Можно в машине, только быстрее.

Я оглядываюсь назад и нахожу, что преследователи словно испарились.

— Извините, я тороплюсь, — стараюсь отдышаться я.

— А это недолго. Мужик – выручай! – тот, что в капюшоне давит ладонью шею, изображая тем самым крайнюю необходимость. — Во как надо! Репортаж горит, пол часа уже тут загораем, замерзли уже, а народ будто вымер весь.

— Репортаж? – не понимаю я. – Какой? При чем здесь я?

— Новогодний, — бойкая девушка с коньками ведет меня под локоток к машине. – Массовка на фоне нужна, понимаете? Будто все празднуют веселятся, никаких пьяных дебошей, здоровый образ, понимаете? Для галочки в общем.

— Ясно, но…

— Очень надо, – просит пышка. — Мы быстренько.

— Ну, если очень… — сажусь на сидение не очень довольный, что позволил себя уговорить и начинаю переобуваться.

Тем временем телевизионщица весьма расторопно бежит обратно и маячит остальным. Через минуту я уже  не очень ловко стою на льду, а  девушка в белой шапочке, придерживает меня за руку. Мужчина снимает капюшон, под которым прятал аккуратно уложенную шевелюру и подносит микрофон ко рту.

— На меня никто не смотрит, все скользят и веселятся, — обращается он к нам.

— Пишем, — командует оператор.

— Спальный район столицы Сибири уже отметил встречу нового года, — дежурно улыбаясь и правильно интонируя произносит диктор. – Но праздничная ночь здесь, только началась. Желающих начать новый год с танцев на льду здесь, во дворе школы номер сто сорок пять, собралось немало.

— Стоп! – командует оператор. – Смените мужику куртку.

Понимаю, что он показывает на меня и начинаю осматриваться.  Отлично. Сзади на одежде красуется ровный порез, из которого летит пух, а сам я, с трудом удерживаясь на ногах, являю собой живую иллюстрацию к выражению чудо в перьях. Видимо добродетель, что приставил нож к моей спине, шутки шутить не собирался.

Продолжение следует…

Метки: , ,

Вникайя: "...а Мира Край - это просто ОООЧЕНЬ удачное название... немножко даже от буддизма что-то... на первый взгляд канеш... потом понимаешь что это просто перестановка привычных частей речи, а волшебное ощущение остается..."

You can skip to the end and leave a response. Pinging is currently not allowed.

Комментарии на пост «Льдинки — бусинки. Часть первая.»:

Всего ответов на пост: 14

psihogus

хм…я думал, что он сам будет дед морозом) типа в прошлом году ушел в магзик, ну а там его и вербанули), а Лида окажется снегуркой. А тут на тебе! Гопота напала….как бы и не сказка- а быль…ложь да в ней намек….добрым молодцам урок: «не носи с бою в новый год 13-ю зарплату! » :-)

))) толи еще будет )))
еще варианты развития сюжета будут? ;-)

Ваши предположения, кто какую главу писал? Или еще как?

Ну что ж..)) Первая порция сказки оказалась весьма вкусной! И снова здесь наблюдаю то, что мне нравится в прозе больше всего — невозможность предугадать ход развития событий. Интересно и захватывающе)) С интересом жду продолжения!
А предположения по авторству у меня следующие: пролог — Кран, 1-я глава — Страж, 2-я глава — Кран.

psihogus

мне вот тоже кажется так….хотя насчет пролога я не уверен))), но вот Леха, Вовка, Серега…..сдается -все-таки Кран 2 -ю главу написал)))

psihogus

да и по описанию…хоть Кран и вырос здорово в этом направлении, но чувствуется его рука…как-то так мне кажется)))

1. в первом предложение не хватает глагола, мысль не закончена в предложении

ой, чё та бухучий…. далее чтить не можу сёдня… *DRUNK*

psihogus

хыхыхы! Переходи на БелкуМиракрай.Ру…раз бухучий!)))))

FuntEG:
1. в первом предложение не хватает глагола, мысль не закончена в предложении

а мне кажется, что не нужно там глагола.

Так значит большинство за то, что я вторую, а Страж первую написали?
Мих, я по прологу не понял, я или не я, ты считаешь?

Переходи на БелкуМиракрай.Ру

я туда не хож

Роквок

Не бывает так, чтобы трое трое мужиков встречали Новый год одни, без женщин. Потому — нереально и комично.

А всё остальное — оно так бывает (и было)? Очень реально и не смешно? ;-)
Это сказка. ПОтому определённая доля фантастики и вымысла имеет место быть! =)

Ваше слово...

Name (*)
Mail (*)
URI

Ваш комментарий:

*

code