Бомба. Рассказ.

Автор: Kran   
Се́рпеня 7,
7522/2014

Трущобы

 

Старый внедорожник бухал неработающими задними амортизаторами, попадая в дорожные ямы, и ещё чем-то жалобно скрипел спереди слева. Однако двигатель у автомобиля работал ровно и надёжно, басовито гудел при ускорении и еле слышно шелестел на холостых оборотах при вынужденных остановках. Бензина в баках было под завязку и это не могло не радовать, по причине того, что конечная точка маршрута была неизвестной, а вне салона автомобиля было пасмурно, тоскливо и вечерело.
— Пап, ну когда мы уже приедем? – спросил водителя внедорожника его семилетний сын, с трудом перекрикивая шум дороги. Он ехал сзади, в третьем ряду сидений, поэтому ему приходилось повышать голос, когда он обращался с вопросом непосредственно к отцу.
Мужчине не хотелось говорить сыну заведомую неправду, к тому же он не знал ответа на его вопрос, поэтому отец постарался ответить как можно более неопределённо:
— Енот, всё будет зависеть от того, как будет двигаться общий поток машин.
— Как бы дождь ещё не пошёл, — вслух подумала жена мужчины — Тэлка, сидящая справа в среднем ряду сидений и держащая на руках спящую дочку Смэллу.
Через десять секунд несильный дождь забарабанил по крыше автомобиля, и мужчина, в очередной раз, убеждаясь, что молчание – это золото, был вынужден включить дворники, чтобы убирать капли дождя с лобового стекла внедорожника.
Плотный поток автомобилей, порыкивая своими вонючими бензиновыми двигателями во влажной и паркой серой пелене заканчивающегося дня, то слегка ускорялся, повинуясь неизвестному закону движения пробки, то замирал, вплоть до полной остановки.
Сидящего за рулём внедорожника мужчину звали Кей Стоун. Кроме Кея и его семьи, в автомобиле находились ещё три человека. Справа от водителя, на переднем пассажирском сиденье, сидел друг Кея – Стронг Зимовски. А во втором ряду сидений, сразу за Стоуном сидел ещё один его друг — Бруйсер Маквин, вместе со своей женой Донной.
Внедорожник медленно выбирался из города. Ещё в самом начале, когда машина со взрослыми и детьми выезжала с парковки от продуктового маркета, Кей решил, как и многие такие же, как и он – типа самые «умные», воспользоваться объездной дорогой, проходящей по окраинным трущобам Города, в надежде побыстрей выбраться на спасительный простор автобана. И вот теперь Кей пожинал закономерный результат своего решения – его машина застряла в многокилометровой пробке. Однако далеко не факт, что приняв решение двигаться по центральным улицам, Кей с попутчиками смог бы быстрее покинуть Сити – светофоры в городе, по большей своей части, уже не работали. А мост через реку был разрушен и поэтому, чтобы выехать из Сити, Кею необходимо было пересечь миллионный мегаполис практически полностью – из конца в конец.
— Стронг, ты почему в супермаркете не рассчитался за воду, галеты и прочее? – спросил Кей у своего друга.
Стронг не успел ему ответить на этот вопрос, как в разговор вмешалась Донна:
— А с кем рассчитываться-то было? На кассах никого, охраны нет, а мы торопились. К тому же там все хватали всё подряд и торопливо выкатывали тележки из маркета безо всякого сопротивления.
— Да, но там же всё снимается на видео всегда, — вслух засомневался Кей.
— Э, Кей! Ты думаешь, в той неразберихе и сумятице кто-то станет вычленять конкретно нас из всей этой массы снующих туда-сюда людей? Да и будет ли кому вычленять? – возразил Кею Бруйсер.
Кей Стоун пожал плечами, держась за баранку автомобиля, продолжая сомневаться:
— Ну, ты просто может быть не знаешь, но Они же устроили тотальную слежку везде и за всеми без исключения, я неуверен даже в том, что сейчас здесь, в нашей машине, нас не «слушают».
— Кей, хорош воду мутить, не до того сейчас. Давай сменим тему, — наконец-то соизволил вмешаться в их короткий разговор Стронг.
— Давай, — не стал противиться Стоун.
— Пап, можно мне шоколадку? – спросил с галёрки Енот.
— Конечно, можно. Найдёшь там, в пакетах в багажнике?
— Да, найду.
На несколько минут в разговоре возникла пауза, нарушаемая лишь характерным шуршанием пакетов и хрустом разворачиваемой упаковки шоколада.
Поток автомобилей в очередной раз встал, продвинувшись вперед всего лишь на десяток метров с места их прошлой остановки.
— Там за городом, что делать будем? – спросила Тэлка в воздух, ни к кому конкретно не обращаясь.
— Посмотрим, — ответил муж ей за всех, — нам, главное, из города выбраться, а там видно будет. Найдём какой-нибудь мотель и заночуем в нём.
— Ага, как же. Ты думаешь, сейчас можно будет найти где-нибудь свободное место? Даже не надейся. Смотри сколько народу выезжает из города! И каждый думает также. Вот, мол, выберусь из Сити, а там заночую в мотеле каком-нибудь. И вообще, зачем мы сорвались с места! Нужно было дома оставаться!
Это Донна выразила так своё несогласие с планом Кея, на что он ответил ей:
— Ну, тогда будем двигаться всю ночь в горы, бензина хватит. Будем спать и вести машину поочерёдно. А в горах спокойней, в любом случае. Видела бы ты Донна, то же самое, что видел я – эти странные огни в небе над парком, после которых всё и началось, ты бы не была так категорична в своём мнении.
— Ну, горы, так горы, — подвёл итог Стронг, а Тэлка добавила:
— Главное, чтобы заградительные кордоны не выставили на автобане перед горами.
А кордоны выставили, только не перед горами, а раньше. Воистину, молчание – это золото.
После очередного длительного простоя, пробка, нехотя тронулась, и, порыкивая двигателями внутреннего сгорания при ускорении, проехала несколько сотен метров, как оказалось лишь только для того, чтобы снова остановиться, но на этот раз уже без машины Кея.
Внедорожник выехал на очередной перекрёсток улиц, со всех сторон окруженный небольшими, покосившимися от времени двухэтажными домиками барачного типа. На перекрёстке стоял полицейский, одетый в дождевую военную плащ-палатку с накинутым на голову капюшоном. По капюшону струилась дождевая вода, а полисмен, не обращая на это внимание, вручную регулировал движение на перекрёстке. Собственно, на перекрёстке движение было только в одну сторону – на выезд из города, а улица, перпендикулярная улице по которой двигалась машина Кея, была пуста. На перекрёстке стояли три патрульные машины и военный грузовик. Почему-то рядом с регулирующим движение полицейским стояла пятёрка военных с автоматическими винтовками наперевес. Военные тоже были одеты в дождевики, под которыми угадывались пятнистые армейские комбинезоны.
Как только Кей выехал на перекрёсток, полисмен указал правой рукой на его машину и следом – этой же рукой — по направлению их движения. А идущему за внедорожником Кея пятидверому хэтчбеку, всё также знаками, полицейский приказал остановиться. Хэтчбек послушно затормозил, а за ним остановился и весь поток.
Кей с облегчением выдохнул:
-Уф, повезло! – и посмотрел в зеркало заднего вида.
В зеркале отобразились двое военных, которые раскатывали поперёк дороги моток сегментированной стальной широкой полосы, с торчащими из полосы вертикально вверх стальными штырями. Одновременно с ними, две патрульные машины, сорвавшись со своих мест, дополнительно перекрыли проезжую часть.
Стронг многозначительно и в целом спокойно, но с едва уловимой тревогой в голосе, заметил:
— Сдаётся мне, что больше никто там, никуда не поедет.
Бруйсер:
— Я не пойму, зачем запирать людей в городе и не давать им покинуть его? И почему нас выпустили? А может быть, это нам не повезло? Что там впереди?
— Бру, спокойней, в машине дети. Всё будет хорошо, — сказал Кей другу, одновременно обращаясь ко всем взрослым.
— Тэлка? Смэлла спит?
— Да.
— Енот, может быть, ты тоже поспишь?
— Нет, пап не хочу. Пап, а почему те дяди на дороге с ружбайками стоят?
— Сын, они военные, поэтому у них оружие.
— Пап, а они нас защищают?
— Да, сынок, дяди военные хорошие, и они всегда защищают таких славных парней как мы.
Машина Кея въехала в очередной трущобный квартал. Здесь по улице текло очень много воды, вода бежала по проезжей части мощным потоком, дождеприёмники, просто напросто не справлялись с таким количеством прибывающей водной массы, поэтому в русле дорожного полотна образовался стремительный и мощный ручей.
Внедорожник, разбрызгивая вокруг себя тучу брызг, уверенно пробирался сквозь, теперь уже водяной, а не автомобильный поток, и двигался по направлению выезда из города. На удивление, после перекрёстка с военными, улица стала пустынной, и стало казаться, что кроме машины Кея во всей округе никого больше нет.

Продолжение следует…

Метки: ,

Вникайя: "...а Мира Край - это просто ОООЧЕНЬ удачное название... немножко даже от буддизма что-то... на первый взгляд канеш... потом понимаешь что это просто перестановка привычных частей речи, а волшебное ощущение остается..."

You can skip to the end and leave a response. Pinging is currently not allowed.

Комментарии на пост «Бомба. Рассказ.»:

Всего ответов на пост: 2

Chingiz

Здесь прода должна быть обязательно. Радует)
Радует и вот еще что: название с текстом никак не вяжется. Верней: фантазия позволяет увязать одно с другим миллионами возможных комбинаций! для меня — это идеальное начало\ ЛЮблю когда так.
Автор — жги. Интересно!

=)
Будем работать.

Ваше слово...

Name (*)
Mail (*)
URI

Ваш комментарий:

*

code