Льдинки — бусинки. Часть пятая.

Автор: Kran   
Просине́ца 7,
7520/2012

А. Страж, С. Кран

Стою около металлической глухой двери. Неужели я ничего не буду помнить? Столько произошло всего за эту ночь. А в памяти ничего не останется? Как же так? Достаю из внутреннего кармана куртки шариковую авторучку и пишу на бумажном чеке из супермаркета, который по счастливой случайности лежит в моем бумажнике, на обратной стороне чека: «Дед Мороз и Снегурочка, существуют на самом деле». Сую чек в задний карман штанов, распахиваю металлическую дверь и вываливаюсь на улицу, зажмурившись от яркого дневного света седьмого января…

… а чек, с начертанной записью, выскользнув из кармана, медленно кружась, падает на пол во входном тамбуре магазина…

Глава 9.

Наши дни…

Как бы меня это не напрягало, но мне приходится оставаться в санях. Снегурка объяснила, что людям во времени двигаться негоже: силы забирает и в голове путает. В коридоре же, где я остаюсь, время не идет совсем, поэтому Дед с внучкой, всякий раз находя новый луч, исчезают не надолго, но и появляются неожиданно, часто не с той стороны, в какую отправлялись. Только вижу я, что Снегурка нет-нет, да и проведет по дедовым рукам, как по моей спине проводила. А сама все улыбается, да радостно щебечет. И детишек нахваливает, добрые у них сердца, говорит, открытые, светлые. А Дед все больше молчит, да на Посох поглядывает.

— Всех поздравили? – просто, чтобы что-нибудь сказать, спрашиваю я.

— Каждого, —  девица снова переодевает праздничный убор.

— Держись, — басит Дед, очевидно, мне, и сани несутся вперед.

— А теперь и в Москву можно, — наконец садится рядом она. – После Москвы уже ничего не страшно, сила у дедушки почти вдвое возрастет, до самого Калининграда хватит с лихвой. Там уже к нам никто не сунется.

— Так может, я помочь, чем могу?– спрашиваю я, хоть и знаю, что Снегурка проигнорирует мой вопрос.

— Ты уже помог, — улыбается.

— Ты не доверяешь мне?

Снегурка затихает, пряча глаза, и я тщетно жду ответа на вопрос.

— Боится она, — Мороз говорит даже как-то сурово. – Каждый год Суть все коварней и сильнее становится, множит зло по Земле, да радуется.

— Что за Суть?

— Лишнее тебе. Знать не надобно, — перекладывает Посох из руки в руку.

Темнит Дед, и Снегурка тоже помалкивает. Конечно, я простой человек, руками не лечу, посохом с темными силами драться не умею, что я им. Считай что ничто. Однако все внутри меня противится этому, чувствую, будто должен я сделать все, что от меня зависит.

— Лишнее, — горько произношу я.

— Ты не сокрушайся, — ласково смотрит Снегурка. – Уже помог ты нам, больше всех помог.

— Помог, — саркастически улыбаюсь. – Ну, раз ничего больше сделать не могу, возьмите хоть монетку мою счастливую. Я ее случайно нашел, на улице, и она мне будто подмигнула. На свету.

Достаю из внутреннего кармана «глаз» и протягиваю Снегурке.

— Она удачу приносит. Вам нужнее теперь.

— Дедушка! – кричит вдруг красавица. – Посмотри, что Женя нашел!

На ладони Снегурки монетка моя опять зажигается неповторимым цветом, но это становится только началом волшебного ритуала, ведь потом она словно зависает в воздухе, а как только по ее краям, по часовой стрелке, двигается девичий указательный пальчик, она увеличивается в размере. Я и не думаю удивляться, когда вижу, что Дед подхватывает ее, так же, не касаясь руками, и переносит на свой посох, где «глаз» становится, как влитой на самой его вершине.

— Теперь и впредь празднику быть! – торжествует Дед. – А детям подарки от нас с внучкой получать. Сильнее Добро Безымянной Сути, и вперед сильнее будет!

— Что это? — спрашиваю у красавицы, но вдруг замечаю, что со мной сидит ее полупрозрачная тень. – Что с тобой? – теряюсь, ведь происходит что-то не ладное. – Куда ты?!

И тень ее тает, будто и не было рядом любимой.

— Исчезла! – кричу я.

— Сто-о-ой!!! – Вдруг кричит Мороз своей тройке. – Назад!

А я сразу припоминаю снегуркины слова: «Назад дедушке нельзя, за ним и время назад торопиться начнет».

— Нельзя! – едва поспевая за собственной уверенностью, кричу я. – Нельзя назад! Я один пойду!

Дед гневно блестит глазами и садится, будто устало. На секунду большая рукавица прикрывает глаза и лоб, но потом он снова встает, его лицо выражает решительность:

— Самара. Там искать ее нужно. Внучка моя умница, она сама тебе покажется, только ты слушай ветер. Да торопись, беги скорее, им сейчас не до вас будет, — сжимает посох. – Цель у них другая.

Дед только легонько качнул посох, и я вижу: в коридоре, будто рукав образовался.

— Береги ее, — слышу я, почувствовав, что меня  туда подталкивает снежная вьюга. – И себя береги!

Я не успеваю ничего ответить, а только бегу что есть сил. Я должен спасти ее. Должен.

Незнакомый город вырастает передо мной серыми, мерзлыми громадами, вьюжит здесь еще сильнее, не видно почти ничего, но я продолжаю бежать. Мимо проносится машина, водитель, по всей видимости, замечает меня в последний момент и резко давит на тормоза, клаксон орет одновременно со скрипом и шуршанием тормозящих шин. Я не обращаю ни малейшего внимания. Мне плевать, что происходит вокруг, я слушаю вьюгу.

— Сюда… — шипят колючие снежинки. – Сю-у-уда.

Ветер подталкивает меня в спину, а мне кажется, что я и сам знаю куда бежать. Я ищу самое темное место в городе, ведь если бы в округе был хотя бы маленький лучик света, она бы уже выбралась оттуда. Только теперь я понимаю, почему мой город перед самым праздником погружался во тьму, без Сути дело точно не обошлось. Ох, и сеча же была на подступах к лехиному дому, если Мороз даже Посох свой обломил, да еще и сразу не заметил…

Постепенно я прибегаю к месту, где многоэтажные дома заканчиваются, и идут узкие улочки частного сектора.  Свет здесь горит кое-где, а я бегу все дальше и дальше, вглубь плохо освещенных улиц, не разбирая дороги. Кстати, судя по ее состоянию, машины здесь не ходят, а к большинству домов даже и пеших тропинок нет, но я, бегу мимо, руководствуясь каким-то внутренним ощущением. Словно знаю: нет ее здесь, дальше она. Вьюга не утихает, видимость становится все хуже, но мне она уже и не нужна. Я бегу на слух, потому что слышу ее тихий-тихий голос, доносящийся откуда-то из глубины, но оставшийся таким же чистым и приятным, как обычно. Пожалуй, на свете нет ничего, что может испортить ее песню.

Наконец я останавливаюсь возле старого ветхого дома. Сам дом разглядеть не могу, но мне достаточно покосившейся крыши, которая выглядит так, будто может в любую секунду обвалиться под наледью, сковавшей ее. Я знаю, почему выбрал этот дом: забор здесь выше моего роста, снегом занесен больше чем на половину, а на крыше – ни снежинки. На глухой калитке  тяжелый замок, как только я дотрагиваюсь до него – слышу, как во дворе заливается бешеным лаем пес. Если судить по низкому голосу, то карликовых пуделей и прочих комнатных собачек в родне у косматого никогда не было, но кого-то из его родных лично обидел мой предок, а потому барбос питает ко мне кровную неприязнь. Как быть?

Вьюга внезапно утихает, и я нахожу возможным, заглянуть за массивный забор, подтянувшись на руках. Пес тут же захлебывается, так резко он натянул ошейник, когда рванул ко мне, глаза гавкающего сторожа наливаются кровью, слюна капает на заледеневшую, похожую на зеркало землю, он плохо держится на льду, карябая по нему длинными когтями при каждом движении. Не приспособлены ко льду собачьи лапы. У меня по части фигурного катания тоже печальный опыт имеется, но меня это не беспокоит. Важнее попасть в дом, на котором так же висит тяжелый замок. Окна старой халупы закрыты ставнями и забиты, но с противоположной стороны я все же вижу слабый луч света. Похоже, за домом есть фонарь, скорее всего дальний, с соседнего помещения, но есть ли там проход… Что ж – выбирать не приходится. Как бы в дом попасть?

Не очень понимаю, откуда в темноте взялась уже знакомая мне желтогрудая пичуга, но я вижу ее сидящей на заборе, за который я и уцепился.

— Синичка-птичка! Принеси мне ключи от темницы.

Однако пернатая, важно перебирая ножками, шагает ко мне, не обращая внимания на просьбу. Может, я не те слова говорю. Боже мой, и с кем я говорю вообще….  

Птица продолжает приближаться, только уже медленнее, будто с опаской, но тут я и различаю в ее маленьком клювике ключ на кольце. И как он, такой тяжелый, шею бедняге не сломал?

— Спасибо, синичка-птичка!

Сжимаю в руках ключ от счастья и пытаюсь сообразить, как бы мне добраться до дверей не кусками, а всему целиком. Эх, была – не была! Некогда долго размышлять!

Глава 10.

Ключ сжимаю зубами и снова подтягиваюсь на руках, цепи у барбоса до забора не хватает, значит, у меня есть возможность подготовится. Перекидываю ногу и спрыгиваю вниз. Гололед ужасный. На бегу скидываю куртку и прыгаю прямо на оскаленную собачью пасть, только вместо моей руки, пес хватает зубами уже и без того разорванный пуховик, который я тут же завязываю у него на шее рукавами. Голова бешеного словно завернута в мягкий пуховой мешок, но я понимаю, что это не на долго. Замок поддается легко, и я стремительно вбегаю в абсолютную тьму, не забыв прикрыть двери и выхватив ключ из замка. Да, я быстр: за сегодняшнюю ночь напрактиковался вдоволь. Пес атакует деревянную преграду с опасностью сорвать дверь с петель, а я торопливо шагаю внутри, но тут же падаю, наткнувшись на деревянную стену и ударившись об нее так, что в голове звенит. Странно, внешне дом выглядел гораздо более широким, я же и двух шагов сделать не успел. Решаю исследовать это престранное ограждение и обнаруживаю в нем свободный проем. Прохожу уже осторожно, но, продвигаясь, снова натыкаюсь на стену. И в ней скоро нахожу выемку-лаз, на высоте поднятых рук, все это в кромешной темноте. Куда теперь? Чертов лабиринт! Подтягиваюсь на руках и пытаюсь туда залезть. К сожалению, забраться сразу не получается, но с третьей попытки я все же проникаю в этот лаз, чтобы вновь упасть вниз, как всегда: неожиданно, уже в следующем помещении. Вперед, не обращая внимания на бешеный лай. Главное, что я слышу ее голос все отчетливее, и это придает мне сил. Деревянные стены еще  много раз возникают на моем пути, но я терпеливо нахожу выход и даже приобретаю некий навык, двигаюсь быстрее и скоро выхожу к двери, за которой и слышится песня.

— Снегурка! – кричу я, ощупывая дверь.

Дверь очень странная, ни ручки, ни петель, ни замка.

— Женя! Здесь щель внизу, под дверью!

— Держи, — пропихиваю туда ключ и с удовольствием слышу, что дверь открывается.

— Ты пришел за мной! – Осматривает меня с ног до головы и, по-видимому, не заметив ничего, что бы сильно растревожило, шепчет. – Они же могли убить тебя.

— Не бойся. Не убьют, — хватаю за руку и вывожу из темницы. – Нам бы только до света добраться.

— Это мне до света, а тебе на улицу выйти надо, чтобы в коридор попасть. Зачем ты, глупый, пришел?

— А ты зачем за мной приходила?

Снегурка  замолкает, но для меня это молчание более чем красноречиво. Ведомый приливом смелости и уверенности в себе притягиваю ее за талию и шепчу на ухо:

— Все будет хорошо.  Пойдем со мной.

Она послушно шагает в густую темноту, держась за мою руку, а я чувствую, будто вмиг стал сильнее, умнее, опытней и нисколько не сомневаюсь, что все будет так, как я решу. Как мы решим.

— Нам на крышу надо. Там свет есть.

— Точно, — радуется она.

 На чердаке так же темно, но на ощупь я нахожу маленькое окно, по-видимому, забитое, как и все остальные, чтобы свет не проник вовнутрь. Его-то мне и нужно. Бью заслонку ногами, чтобы впустить хоть маленький, рассеянный луч.

— Я одна не пойду! – берет меня за руку Снегурка.

— Тебе торопиться надо! – возражаю я. – Дед там один!

— Без тебя не пойду! – упрямится она.

В этот же миг мне удается выбить дряхлые деревяшки, и далекий свет освещает захламленный чердак, на котором  мы находимся. Лай косматого сторожа становится отчетливее, очевидно он пробирался по лабиринту намереваясь поживиться мной.

— Уходи! – подставляю девичьи ладони свету.

— Прыгай и ничего не бойся! – отвечает она тая.

Дважды уговаривать меня не приходится. Рычание доносится уже где-то поблизости, когда я попросту вываливаюсь из высокого окна, ни на минуту не сомневаясь, что сразу за ним меня ждет коридор, так все и происходит, только теперь я не один бегу по нему, за руку меня держит девица, краше которой я не видел никогда в своей жизни. Поступь легкая, еле земли касаются ее войлочные сапожки, а шаг широкий, летящий. Это ветер моей красавице помогает, так и летит она за мной даже вперед не глядя, не сводит с меня синих глаз, и я вижу в них безграничное доверие. Я ощущаю, что превозношусь ее взглядом, грудь переполняет тепло и неожиданная гордость за себя, твердость, чувства которые раньше я не испытывал с такой силой, не понимал их настоящей сути.

Скоро мы выбегаем на место, которое узнал бы любой россиянин, хоть и не каждый из нас бывал на этой площади. Куранты здесь были самые настоящие, а купола собора Василия Блаженного виднелись даже, несмотря на то, что вся Красная площадь заполнилась людом под завязку. Однако это не мешает уже знакомым мне саням беспрепятственно подъехать к нам:

— С Новым Годом! – слышу густой бас, ни тени печали или тревоги в нем, а только уверенность и степенность, будто бы и нет никакой Сути, нет сил зла, способных на любую низость.

Мы тут же вскакиваем на сани:

— С новым счастьем! – кричит разрумянившаяся Снегурка.

— С Новым Годом! – отвечает народ. – Урра!!!

Сани лихо пробираются сквозь толпу и выехав на дорогу ускоряются.

— Спасибо тебе, — дед  крепко обнимает меня и тепло, по-дружески, похлопывает по спине. Я вижу, что он улыбается в густые усы, и сразу заражаюсь от него этой радостью. – Спасибо за внучку. Без тебя бы нам несдобровать.

— Не стоит. Я же не мог иначе.

— Что ж. Теперь нам пора, и тебе опасность больше не грозит, — говорит Дед, въехав в цветной коридор.

Я понимаю — это означает, что мне нужно уходить. Неужели все так быстро кончается?

— Я провожу, — Снегурка виновато смотрит на Деда, и я вижу, что Мороз не одобряет ее решения, но согласно кивает.

Мы спрыгиваем с саней прямо на ходу, и я замечаю, что в коридоре появляется небольшое ответвление. Значит мне туда. А как же она?

— Пойдем со мной, — не хочу выпускать ее руку, во что бы то ни стало.

 Мне уже знакома эта грустная улыбка, она снова начинает шептать что-то, что я не могу разобрать, и меня сковывает  невероятная обида. Я не могу отпустить ее. Да, оставаясь честным с самим собой, скажу — я всегда понимал, что она не останется со мной. Но теперь не мог позволить ей договорить заклинание и исчезнуть.

— Не уходи!

— Что делать, ты уже знаешь, — грустно прервавшись, говорит она, показывая на коридорный рукав. – Нельзя тебе со мной. Прощай.

— Подожди! Постой! Я не хочу забыть!

— Забудь. Тебе лучше забыть: нельзя человеку одному. А меня ты больше не увидишь.

— Не правда! – злюсь я. – Ты и раньше так сказала, а во сне приходила. Приходила ведь!?

Безвременная тишина зависает над нами. Снегурка закрывает лицо руками, и я уже жалею, что так жестко выговорился, обнимаю худенькие вздрагивающие плечи и слышу, как по моим ботинкам стучать льдинки-бусины. Теперь я понимаю — это снегуркины слезы мерзнут на лету.

— Не плачь, — не позволяю ей спрятать лицо и вытираю холодные щечки. – Прости меня, не плачь.

Ее губы в каких-то сантиметрах от меня, нежные розовые лепестки. Я не могу иначе: легонько касаюсь их своими, потом щеки и снова губ. Она нежно отстраняет меня, но на лице я не вижу ни страха, ни смущения.

— Я не хочу забыть, — шепчу, уткнувшись в снежные волосы на милой шее. – В Новосибирске холода пол года почти. А сплю я вообще каждую ночь. Приходи ко мне. Придешь?

— Приду, — наконец отвечает она и вздыхает.- А теперь беги. Да не оборачивайся.

— До встречи, — счастливо улыбаюсь я.

— До встречи.

Мне кажется, что это не ноги несут меня вперед, а крылья развернулись за спиной. В мгновение ока я оказываюсь рядом с магазином недалеко от лехиного дома, на плечах у меня появляется спаситель-пуховик. А крыльцо магазина перевязано яркой полиэтиленовой лентой, рядом стоят полицейские машины с мигалками, а внутри, за украшенной блестящими снежинками дверью ходят люди в полицейской форме и белых халатах. Вот это да. Однако задуматься над происходящим я не успеваю, потому как чувствую, что в кармане начинает вибрировать, и из него доносится музыка. В недоумении я достаю телефон и вижу, что это Вован звонит мне.

— Ну, наконец-то! – орет он. – Я уже думал: здрасьти приехали, опять двадцать пять! Сходил Жека за мандаринчиками!

Я смотрю на большую сетку  с мандаринами, волшебным образом возникшую в левой руке.

— Иду! Иду мужики! – обрадовано рапортую я.

— Давай! Заждались уже!

Вовка быстро отключается, а я смотрю на телефон. Там зафиксированы двадцать пропущенных вызовов от пацанов — по десять на брата. Цифры на экране показывают пол второго. Значит, отсутствовал я совсем не долго, не то, что прошлый раз. Проверяю карманы: внутренний пустой, в правом нетронутые деньги. Куртка цела. Обыкновенное чудо, одним словом. На душе становится хорошо и спокойно, впервые за долгое время. Как будто бы я сделал все от меня зависящее и могу легко шагать в новом году, без груза неоплаченного долга. Любопытство заставляет меня еще порыться в телефоне, чтобы проверить кое-что. Сообщение от неизвестного тоже на месте, только открыв его, чувствую, как перехватывает дыхание от неожиданного ликованья. Вместо ожидаемого и сухого «беги», нахожу важное и теплое: «Люблю!»…


Новогодняя сказка «Льдинки-бусинки» от Мира Край, целиком в формате .doc:

  Льдинки - бусинки (документ Word) (290,0 KiB, 2 251 hits)

Помятуя о том, что многие люди, обилие буковок с экрана монитора воспринимают плохо, а возможно, что еще и на таком темном фоне блога читать совсем тяжело, типа, глаза устают и пр., предлагаю вашему вниманию «читалку» книг, коей и сам пользуюсь, когда читаю электронные книги. Очень толково сделана. Приятно читается и в самом деле, становится похоже на чтение настоящей книги.

AlReader2 (программа свободна для некоммерческого использования).

Распаковываем архив и запускаем exe-файл. Выбираем сверху слева файл/открыть файл и далее, наподобие как в dos-менеджере, выбираем требуемый файл, например файл «Ldinki_businki_beta2», ссылка на скачивание которого находится выше, и в котором содержится данная новогодняя сказка ;-).

  AlReader2 (4,8 MiB, 105 hits)

Приятного чтения!

Метки: , ,

Вникайя: "...а Мира Край - это просто ОООЧЕНЬ удачное название... немножко даже от буддизма что-то... на первый взгляд канеш... потом понимаешь что это просто перестановка привычных частей речи, а волшебное ощущение остается..."

You can skip to the end and leave a response. Pinging is currently not allowed.

Комментарии на пост «Льдинки — бусинки. Часть пятая.»:

Всего ответов на пост: 19

psihogus

Гуд! За программку отдельное спасибо!
Эх, любовь снегурочки)))…повезло наверное чуваку!
Тока вот одно не догнал…В прошлом году- он что? тоже там был? с ними?
Снегурочка -то решила повторить? )))
Видать полюбила парня…
Молодцы, ребята! Хороший рассказ получился! Добрый! РАСТЕТЕ!!!!! ТАК ДЕРЖАТЬ!!!!

Сказка. Настоящая сказка! Спасибо! Молодцы вы)))
P.S.: Только продолжения хочется!))) Может, к следующему НГ, а? ;)

psihogus

Долго ждать)))

2 psihogus:
значит плохо показали, не удалось передать задумку, коли не догнал ты…
Всё началось, именно, в прошлом году. Суть напала на Деда, сменив устоявшуюся тактику, а Женя случайно подвернулся и помог Деду со Снегуруркой. А в этом году, Суть хотела «отомстить» Жене за провал в прошлом году, вот Снегурка и бросила смс «беги», типа предупреждала. Он же не помнил ничего. Снегурка ничего не решала повторять. Женя просто вновь попал в замес, именно, из-за прошлого года. И снова помог Деду и Снегурочке. Тока теперь его памяти не лишили…
Блин, значит плохо показали…

2 Nika:
Продолжения?
Хм… тут много раскидано недоговоренностей, оставлено много разных предпосылок к историям. Тут почти мир свой имеется…
Только я пока не представляю, что это может быть за продолжение…

psihogus

Не…Кран… почему плохо показали? Может я просто по невнимательности своей не догнал(я в этом на 99,99% уверен)… Хотя я прально понял. что в том году Это было…я просто упустил момент(опять же чтение с экрана)…где все это описывалось….
Так что зря ты….Нормально всё тут описано!

Мне вот очень интересно в окончании этой сказки узнать ваше мнение, кто, все таки, где писал? Вот в «Дефекте» меня вычислили на раз)))) ;-) А тут как? Что видно?

Сдается мне- последняя глава Крана сочинение…хотяяя…могу и ошибаться… 90% уверенности

Пыталась-пыталась разобраться, кто какую главу писал — и поняла в итоге: гиблое это дело… Запутали-заморочили, сказочники ))). Былина Крановская однозначно, а больше сказать ничего не могу. Колитесь ужо давайте ;)

Чего это — былина крановская-то сразу?!
Вы думаете нужно рассказать кто, про что писал? А мне кажется, что в соавторстве и не нужно показывать, кто какие куски сделал, на то оно и соавторство! А здесь, просто нет четкого разделения по главам, тут и текст сам местами перемешан, потому и, может быть, не определяется))))
Я-то спрашивал вас из личного корыстного интереса: угадают/не угадают, определят/не определят… ;-)

psihogus

Не…главно сам нас подстрекал к тому что б угадали кто что написал. Мы тут не покладая голов на клавиатуры, день и ночь не спим-УГАДЫВАЕМ, а он по честноку и не говорит! Угадали мы! Или не угадали!)))
Ай, шайтан! ХЫХЫХЫ :-)

уащпе шайтанама 😀

И с былиной не угадала что ли?О_О
Ну, тогда звиняйте, хлопцы…

Не! Ну вы чего обиделись-то?! Частичные попадания были! Я же грю, спрашивал для себя, для понимания, видно теперь было или не видно кто, где писал. Не обижайтесь! Просто мне кажется более правильным, не раскрывать карты все до конца))))

Так точно! НииззззЯ! Тузик должен быть припрятан!

Chingiz

Сказка).
такая она.. и наивная, и — нет. Главное — новогодняя! Праздничная. У меня ощущение праздника и волшебства осталось). И сбычи мечт)))).
Интересно было прочесть прошлогодние комменты. Вообще — кайфовая возможность погрузиться в ситуацию, которая была давно( ну, или не очень). Вспомнилось все так четко. 
Благодарен МК.

Ваше слово...

Name (*)
Mail (*)
URI

Ваш комментарий:

*

code