Четвертый день пути. Утренние сборы.

Автор: Kran   
Кре́сеня 6,
7518/2010

Песчаная коса. Лагерь. Около десяти часов утра.

…Я, поискав глазами по местности, подошел к нашей походной газовой плитке. Вставил баллон с газом в приемное отверстие и попытался зажечь огонь. Не получилось. Вода попала всюду, в том числе и в отверстия конфорки…

Матюгнувшись, я достал отвертку из «аптечки» с инструментами (инструменты и кой-какие вещи хранились в алюминиевом ящике из-под аптечки, которую применяли раньше в стране советов в машинах скорой помощи), частично разобрал механизм плитки, продул отверстия, стряхнул прилипший песок и наконец-то получил огонь. Поставил воду для кофе греться.

Пока вода грелась, я умылся водой из реки. Почистил зубы и прополоскал их водой из бутылки. Вымыл руки и вставил линзы в глаза – прозрел и приветствовал это утро еще раз. Саня в это время терпеливо закидывал спиннинг в реку, меняя насадки.

— Шурик, хорош дурью маяться! Непогода для рыбалки! Давай лучше по кофе, — предлагаю ему я.

Он, молча, отмахивается, хочется ведь чего-нибудь поймать, наконец. Костя разговаривает с кем-то по телефону. Вовчик изучает окрестные достопримечательности.

Позже все вместе пьем горячий кофе со сгущенкой. Какая это вкуснятина скажу я вам. В холодное, слегка пасмурное утро. На свежем воздухе. Заедаем напиток песочным печеньем. Сладкие углеводы, ударяясь о вкусовые рецепторы языка, шлют волны удовольствий в мозг, потом попадают в желудок, где опять же расщепляющиеся глюкоза с сахарозой насыщают энергией наши мыслительные процессы, и вот мы все становимся капельку бодрее!

В процессе действа еще раз вспоминаем ночную бурю, и голоса на берегу. Вова высказывает предположение, что это мы слышали разговоры людей из деревни Акутиха. По нашим прикидкам, мы как раз должны были быть где-то в ее окрестностях. По водной глади, конечно, звук голосов распространяется очень хорошо, но на реке было волнение и сильный порывистый ветер. Могли ли мы слышать голоса людей в данных условиях? В любой случае, вопрос этого эпизода остался не раскрытым.

Собираем лагерь и готовимся к очередному дню на воде. В целом описание сборов, в виду монотонной и нудной работы, выглядит не очень интересно, поэтому сим действом не буду утруждать читателя. Просто скажу, что главным при погрузке всегда была правильная развесовка и укладка снаряжения на лодке, но на четвертое утро у каждого тюка и рюкзака было определено свое место в «трюме» и мы все знали, в какой последовательности, что нужно было подавать и укладывать.Некоторые опасения вызывал Крым, выброшенный волнами на берег, опасения были связанные с тем, что мы его не сразу сможем вытолкнуть на воду. Переживания были напрасными. Я вычерпал дождевую воду из кокпита и моторного отсека, и мы вчетвером столкнули Крыма на воду на раз – два – три. Развернули его транцем на реку, а носом на берег, на песочек.
Здоровье у Костяна, в это утро было получше, чем вчера, когда он ушел спать, не дождавшись ужина, но в целом еще последствия алкогольных возлияний второй ночи не прошли у него до конца.
В общем, собравшись, решили присесть, покурить на дорожку.

— Интересно, где же мы все-таки находимся, — подумал вслух я.

— Серый, да какая разница! Плывем себе, да отдыхаем, — ответил мне Шурик.

— Может, сейчас пару часов под двигателем пройдем? А потом просто по течению – советуюсь я, – Нам бы сегодня по Пристани дойти, а там уже будет понятно, сколько осталось до Города.

— Ну, под движком, там под движком, — соглашается Вова. Костян, тоже не против такого расклада.

Утром, когда я проснулся, вроде бы погода налаживалась после ночной свистопляски, и даже на небосводе имелось Солнышко. Пока же мы сворачивали лагерь, небо затянуло облаками и стало довольно пасмурно.

— Как бы дождик не пошел, — заметил Костя.

И как в воду глядел…

Борт судна. Около двенадцати часов дня.

Покурив, загрузились на борт. Я в моторный отсек к двигателю, Шурик за весла, Костя на сиденье заднее поместился, Вова Рулевой отдав швартовый, столкнул лодку с песка и неудачно оттолкнувшись, не успел прыгнуть на бак. Как следствие намочил шорты по разделительную мужскую ватерлинию, забирался на лодку уже из воды. Шурик несколькими гребками вывел Крыма на течение.

Вова скинул мокрые шорты и остался в трусах и футболке.

С Шуриком подготовили двигатель к запуску. После, Вихрь как всегда послушно и быстро завелся. Погрев его пару минут и включив скорость, я вырулил на фарватер реки.

С каждым новым днем масса груза размещаемого в мотолодке после очередной ночевки, уменьшалась. Горел бензин в цилиндрах, поглощалась минералка и питьевая вода в бутылях, горела, то бишь окислялась водка в наших организмах, пиво, опять же, поглощалось в промежутках между минералкой и водкой. Подъедались продукты из рюкзаков. Тара и упаковка хоронились в мусорных ямах в земле и песке. К слову, пиво кончилось на третий день…

Вновь речной простор. Пусть небольшая, но скорость. Скорость реки порядка пяти километров в час и скорость лодки, в полном водоизмещении десять-пятнадцать. Свежий ветер и относительная свобода перемещения. Хорошо, что я одел на берегу поверх тельняшки – куртку-балахон, а на ноги штаны! Свежо! Ох, как свежо! Аж, подтряхивает!

Так мы шли, покуривая, позыркивая по сторонам, под рев мотора минут тридцать. Плавно менялись декорации вокруг нас. Берега реки сменялись островами, открытыми водными пространствами. Зелень ив. Серость неба. Глубина и многозначительность нас. Фарватер, как и положено ему на реке петлял и был угловатым. Мы не рисковали идти напрямки – на мель садится не хотелось, и потому мы придерживались основного судоходного русла, очерченного бакенами на воде и створными знаками на берегах реки.

И тут пошел Дождь! Нет не так. Заморосил дождик. Так сначала редкие капельки, потом мелкая водяная пыль, ну никак не похожая на летние июльские дожди, и тем более на вчерашнюю ночную грозу. Мы стали намокать. Одежда, рюкзаки, наше настроение. Перекрикивая рев работающего «Вихря», посовещавшись, решили пристать к берегу.

Я повернул к ближайшему более-менее подходящему месту на правом берегу. Не доплыв метров пять-семь, до полоски земли, заглушил мотор. Далее лодка плавно по инерции достигла цели остановки, и уткнулась носом в береговой ил. Вовка, перемахнув через бак, соскочил на твердь земли, рывком подтянул Крыма и всех нас глубже на берег. Саня подал ему уже разложенный якорь, и мы пришвартовались.

Там где мы остановились, берег был илистым слегка крутым и не широким, около полутора метров. Потом он поднимался, отвесно сантиметров на полста и переходил в горизонтальный, заросший травой и кустарниками грунт.

Я должен сказать, что настроение у нас у всех упало, из-за дождя, мы выбивались из графика, и вынуждены были ждать окончания дождя на берегу.

Я выключил скорость на моторе и поднял тент на лодке. Если честно, то этот тент был для Крыма не родной, и он был сделан наспех, как защита от солнца при сплавлении. А от дождя он полностью не спасал, был короток по длине, и чуть узок по ширине. Так если нас от дождя он укрыть мог полностью, то рюкзаки и припасы, размещенные в лодке, он накрывал лишь частично.

Поэтому, Вовка как самый раздетый на тот момент, приняв поданную мной ему полиэтиленовую пленку, набросил ее поверх тента, правдами и неправдами закрепил ее к каркасу тента (тут очень пригодились бельевые прищепки, дальновидно снаряженные мне моей женой при сборах), и забрался к нам внутрь получившейся «каюты», размерами с кокпит лодки. Саня всецело помогал ему как снаружи, так и изнутри. Кот все еще болел, активное участие не принимал. А на меня навалилась депрессивная апатия. Подозрительно саднило горло. По тенту и пленке барабанил дождь. Где мы находимся непонятно. Успеем или нет, в срок вернуться домой тоже. Чет переклинило меня тогда. Я, если и помогал, то изнутри слегка.

Итак, защита от дождя была обеспечена, лодка надежно закреплена на берегу, мы были в относительной сухости и тепле. Дождь зарядил, похоже, надолго. Что делать четырем мужикам в такой ситуации? Правильно! Разговоры разговаривать. И обсуждать текущую ситуацию, прогнозировать ее дальнейшее развитие и делать выводы. О, как я завернул! Кстати и прогноз погоды бы не помешал, до кучи.

— Сань, у тя же крутой кетайский телефон! Мож сайтешь на сайт какой-нибудь, погоду посмотришь? – спрашивает Вова у Шурика.

— Ага, и покуда смотреть? По Бийску или Барнаулу? – встреваю я. – У нас гроза была в ночь с воскресенья на понедельник, а в Барнауле с субботы на воскресенье. Та же самая ли это была гроза? Или с Бийска пришла другая к нам?

Тем не менее, звоню жене на мобильник, с просьбой узнать погоду по Бийску и Барнаулу. Здороваюсь. Рассказываю как дела у нас. Успокаиваю – все хорошо мол, скоро будем дома. Притом сам даже не зная, где нахожусь. Узнаю через нее, что говорит инет по погоде. Еще о чем то, разговариваем, но суть, погода непонятно какая нас ждет.

Согреться надобно. Не помню, кто подал эту мысль, но она вызывала одобрение у всех кроме Кости, он на «сорокаградусную» смотреть еще не мог. Но вот от консервированной сайры не отказался.

Первая не пошла. Запил минералкой. Консервированную рыбу категорически отверг. Закурил.

Шурик:

— Кранштейн, ты почто не закусываешь? Так окосеешь счас, а тебе еще за «руль» седня!

Я, понимая, что он прав засовываю себе в рот кусок сайры с ножа. Неожиданно просыпается аппетит (ну, правильно, вчера вечером из-за бури поесть-то не удалось, а сегодня мы и не завтракали), уничтожаю оставшиеся полбанки консервированной рыбы. Саня открывает еще одну банку консервы, Вова наливает по второй.

Употребляем. Курю, откинув часть тента и сделав окошечко. С одной стороны хорошо, что каждый у нас в команде курящий, будь по другому, в таком замкнутом пространстве, было бы проблематично покурить, а за бортом моросит дождь – не выйдешь так сказать на крылечко!

Достаю охотничий атлас Алтайского края, листая страницы, в очередной раз пытаюсь сориентироваться, где мы сейчас находимся. Вольно или невольно все включаются в обсуждение. Приходим к общему мнению, что по всем данным и параметрам мы находимся между Акутихой и Усть-Пристанью. И если позволит погода, то к вечеру сможем добраться до Пристани.

— Кость! Слушай, если тебе, правда так невмоготу, давай в деревне какой-нибудь остановимся, тачку найдем, заплатим и в Город тебя отправим? – неожиданно для себя обращаюсь я к трезвому и больному Костяну, глядя на его страдающую физиономию.

— Мы в троих свободно дойдем. Че, страдать-то? – добавляю я, не дождавшись ответа, и выдерживая его непроницаемый взгляд.

— Ладно, если надумаешь что, говори, — смущенно ретируюсь я, так и не дождавшись ответа.

Выпив по третьей, обнаружили, что дождь практически перестал моросить. Сворачиваем посиделки и тент лодки, отчаливаем.

Принятые «стопятьдесят» приятно горячат кровь, идем под движком какое-то время, а потом отдаемся на волю течения могучей реки. До вечера…

Впереди, по всей видимости, нас уже ждет Усть-Пристань!..

В целом оставшийся день прошел спокойно и радостно. Единственный неприятный момент, случившийся в тот день, за который мне стыдно, так это за то, что я Вове не дал заварить лапшу быстрого приготовления на ходу, когда мы ближе к вечеру вновь шли под двигателем. Я торопился, а он захотел горячей лапшички, и уже стал раскладывать походную плитку, как я прекратил это действо своим несогласием. Пришлось, Вовчику снова есть консервированную рыбу… Сорри, Вова, сори… Мне, правда стыдно…

Продолжение следует…


Метки: ,

Вникайя: "...а Мира Край - это просто ОООЧЕНЬ удачное название... немножко даже от буддизма что-то... на первый взгляд канеш... потом понимаешь что это просто перестановка привычных частей речи, а волшебное ощущение остается..."

You can skip to the end and leave a response. Pinging is currently not allowed.

Комментарии на пост «Четвертый день пути. Утренние сборы.»:

Всего ответов на пост: 6

Margo

а кто нынче в путешествие отправится?
и по какому маршруту?

Kran

Маршрут тот же, состав тот же, тока вместо Кота, будет Alexx.

Margo

и вот ещё!
не забудьте в этом году пофотаться побольше!)))))

Kran

Нынче фото и видео съемкой будет заниматься AleXX, так что по этой теме все будет в ажуре!

psihogus

Да….
Ветер в лицо , комары в яйцо….
Со своей стороны постараюсь(если не буду на работе) заснять спуск корабля с земли Бийской!

Kran

А ты третьего июля на работе или как? И четвертого? Старт у нас третьего в 9-00 в Барнауле! Часов в 12-00 будем в Бийске родном!.. Ночуем в первый день на острове напротив Фоминского!.. Мысли?

Ваше слово...

Name (*)
Mail (*)
URI

Ваш комментарий:

*

code