Первый день пути. Темная протока.

Автор: Kran   
Просине́ца 9,
7518/2010

Комариная протока. Около девяти часов вечера.

— Кость, прикури мне тоже! – глубоко затягиваюсь и пытаюсь решить неожиданную задачку…

Дело в том, что планируя взять с собой на буксир резиновую лодку, мы построили некую теоретическую модель этого процесса, по этой модели и осуществлялось действо. К мотолодке веревка была прикреплена за корму с помощью специального карабина. Для того, чтобы веревку не намотало на винт, при работающем двигателе, была разработана специальная система. Эта система состояла из деревянного весла, через древко которого в нескольких местах была пропущена веревка. Весло плавало на поверхности воды в районе двигателя, и вместе с веслом на поверхности находилась веревка. На дистанции порядка полутора метров от кормы лодки, веревка погружалась в воду и далее свободно соединялась с резинкой. В целом же, чтоб кильватерная струя от мотолодки не мешала резиновой лодке, мы длину соединяющей веревки сделали порядка восьми метров.

И может все бы ничего, но возле понтонного моста при спуске, от резиновой лодки оторвались все внешние крепления – «отклеились», в том числе проушина под веревку на носу резинки. Досадная неприятность. Конечно, у каждой вещи есть свой срок службы, в том числе и у резиновых лодок (у них он составляет три-четыре года, при правильной эксплуатации). Просто случившееся событие было очень некстати. Да и к тому же при подготовке, все оборудование проходило проверку, в том числе и эта лодка. Возможно яркое июльское солнце и усталость материала – сделали свое дело.

Вот, и чтобы хоть как то сохранить нашу задумку по буксируемой резиновой лодке, мы предприняли следующее. Так как теперь проушины под веревку не было, а крепиться к чему-то было нужно, мы удавкой обхватили корпус лодки снаружи по ширине, в районе первого сидения. Пропустили веревку через насечку на фанерной дощечке этого сиденья и решили все же попробовать буксировать резинку так…

…И теперь, затягиваясь сигаретой, я понял, ТАК не получилось.

— Короче! Давайте, из резиновой лодки все консервы, пиво и минералку в Крыма перегружаем. И часть воды питьевой в бутылях. Остальную воду за борт. Сдуваем резинку. Затаскиваем ее к нам. Заводим движок и ходу отсюда. Вечереет уже, а нам еще место под ночевку искать. Завтра с утра порешаем как быть дальше, а сейчас из протоки этой выбираться нужно.

— Зачем за борт воду? – говорит Саня, подтаскивая наполненную водой резиновую лодку за веревку к мотолодке – Мы все сейчас переложим. Жалко воду!

— Да, просто перегруз конкретный будет на Крыме! А воду в деревнях где-нибудь наберем! – рассуждаю я.

— А мы сейчас посмотрим! – отвечает Саня.

В это время наше движение по протоке практически остановилось. Мы увязли в речных водорослях. Вовка и Шурик принялись перегружать припасы на мотолодку, а Костя перераспределял их по мере возможности на свободные места. Мест оставалось все меньше и меньше, и вот уже стала образовываться своеобразная горка из бутылей с водой, пивом, минералкой и консервами. Так как резиновая лодка была заполнена до краев речной водой, то все что они оттуда доставали было мокрым. Если для пластиковых бутылок, герметично закупоренных и банок с тушенкой – затопление не играло никакой роли, то вот для сухих круп и прочей снеди с порванной упаковкой, это могло быть чревато.

Я в это время занялся поисками специального ключа, которым откручиваются воздушные клапаны у резиновой лодки. Его я отыскал быстро, благо он был не далеко под рукой, в специальном ящике в одном из рюкзаков. И все бы ничего, только вот комары докучали сильно. Из-за достаточно жаркого дня одеты мы были все легко, кроме Кости, средства против комаров были где-то упакованы, вот поэтому они нас и жалили безбоязненно, в открытые части тела. А Костян, как знал, сразу, еще в Городе, облачился в спецкуртку и штаны цвета хаки, на голову – бандану, на ноги ботинки военного образца, поэтому его хоть в ноги и спину не кусали.

— Сань, держи! – я протянул Шурику ключ, когда все было перегружено.

Он открутил сначала один воздушный клапан – раздался свист выпускаемого воздуха – затем другой. Резиновая лодка стала сдуваться. Шурик придерживал ее с одной стороны за мокрый борт, Вовка с другой.

— Мужики, аккуратней! Резинку не утопите! Она нам еще пригодится.

— Серый! Не боись! – успокоил меня Вова.

Когда почти весь воздух вышел, они совместными усилиями затащили резинку на мотолодку, по возможности слив всю воду. Сложили резиновую лодку пополам и устроили ее на горке из бутылок и сумок. Таким образом грести веслами сидя в лодке, стало невозможно. А для того чтобы выбраться с мели заросшей водорослями, Шурик с Вовой используя весла как шесты, упираясь в дно реки, стали выталкивать перегруженную мотолодку на чистую воду. Как только мы снялись с мели и выпутались из водорослей, я завел двигатель.

Движок заревел, из воды повали клубы дыма, с характерным родным и милым запахом сгоревшего «восьмидесятого» бензина с маслом. Пока двигатель прогревался, я сориентировался по берегам и определился, в какую сторону буду поворачивать, чтобы выйти из протоки. При маневрировании мотолодка имеет определенный радиус поворота, поэтому расстояния до берегов и преград необходимо учитывать.

Определившись, я включил скорость. За кормой родился характерный бурун от заработавшего винта. Я добавил газу и плавно стал разворачивать судно по направлению к выходу из протоки. Перегруженная лодка неторопливо и нехотя, тем не менее, слушаясь руля, легла на выбранный мною курс. Но радость была преждевременной.

Вдруг, проплыв метров десять, до этого равномерно идущее судно «задергалось», закачалось, в работе двигателя появились перебои. И до этого, небольшая скорость нашей лодки, резко упала. Дело в том, что из-за недостаточной глубины под нашим килем, работающий винт стал задевать об ил и песок на дне.

— Только б шпонки не срезало! – закричал Саня, с тревожным выражением на лице.

Тревога, вызванная у Шурика этой ситуацией, имела под собой реальную основу. Однажды в прошлом, когда мы тоже налетели на мель, на полном ходу, шпонки на валу нам уже перерезало. Дело в следующем. Гребной винт крепиться на стальном валу с помощью специального шплинта, который проходит сквозь тело винта и канавку на валу. А крутящий момент от работающего двигателя, передается от вала к винту через две бронзовые шпонки, которые в свою очередь проходят перпендикулярно насквозь через тело вала и фиксируются в специальных углублениях в теле винта. Таким образом, система из вала, гребного винта, шплинта и двух шпонок, образуют устойчивую конструкцию и погруженные в воду, обеспечивают движение мотолодки. А как раз для защиты работающего двигателя, в случаях, когда лодка налетает на мель, шпонки делают из достаточно «мягкого» металла – бронзы. При резко изменившейся нагрузке на винт – шпонки перерезаются, винт, увязнув в иле, останавливается, а вал внутри винта продолжает крутиться.

В случаях, когда глубина для работы мотора недостаточна и он периодически «цепляет» за дно, его следует заглушить, выйти на веслах на необходимые глубины и уже там запустив двигатель продолжить путь. Иначе шпонки может перерезать. Страшного в этом, конечно, ничего нет, кроме одного момента – потери времени. Запасные шпонки, как правило, всегда имеются в достаточном количестве, и после определенных нехитрых, муторных, ремонтных работ ход судна, в любом случае, восстанавливается.

Однако в конкретно этом случае я решил рискнуть. Двигатель глушить не стал и с замиранием сердца от каждого «зацепа» винтом за илистое дно, удерживал мотолодку по курсу выхода из протоки. Не знаю, толи нам просто повезло, толи винт цеплялся не сильно, но после непродолжительной серии тревожных моментов, мы вышли на достаточную глубину, шпонки нам не срезало и мы продолжили путь.

Облегченно вздохнув, закурил Шурик. Я выкрутил ручку газа полностью. Тяжело загруженная мотолодка на глиссер, конечно, не вышла. Мы шли в полном водоизмещении, да еще против течения реки. Так что, выйти из протоки удалось только минут через пятнадцать. Комары остались где-то там уже в прошлом. Я на выходе, плавно обогнул бакен и вырулил на просторы основного русла.

Свежий ветер, заиграв с нашим флагом, и казалось, озорно улыбнувшись, потрепал нас по загривкам. На наших лицах засияли улыбки. Мы шли по самым истокам реки Обь. Темная и страшная протока постепенно оставалась за кормой и пряталась где-то в складках нашей памяти.

Двигатель глушить я не стал, мы шли и озирались по сторонам, подыскивали подходящее место для ночлега, на каком-нибудь острове. Саня расположился на баке спиной ко мне. Костя сидел на переднем сиденье и смотрел куда-то позади и чуть в сторону от меня. Вовка развалился на заднем сиденье и, кажется, что-то весело напевал. Я сидел на борту в моторном отсеке и управлял лодкой. Жизнь определенно налаживалась.

— Блин, Серега, если такое же комарье как в протоке, будет по всем берегам реки, то по ходу дела за семь дней мы опупеем совсем! – перекрикивая шум двигателя и наклонившись ко мне, сказал Вован.

— Посмотрим! Не каркай!

Я наклонился слегка через корму и проверил, как работает система охлаждения. Двигатель охлаждается забортной речной водой. Вода, забираемая из реки через специальные отверстия, пройдя сквозь охлаждающие каналы в корпусе, выбрасывается фонтанчиком с задней стороны мотора опять в реку. Поэтому, если водяная помпа, например не работает, то фонтанчика не будет, и двигатель перегреется. В этот раз все было нормально – фонтанчик присутствовал – значит, двигатель охлаждался.

Пока я проверял систему охлаждения, Шурик, обернувшись на баке и увидев мои действия, что-то спросил. Из-за шума работающего двигателя я не смог разобрать слов.

— Вов, что он там говорит?

Вовка, выступая в роли переводчика, передвинулся ближе к Шурику и попросил повторить вопрос.

— Он спрашивает, все нормально, мол – струйка бежит? – передал Вова мне вопрос Сани.

Я, оттопырил большой палец вверх на левой руке, остальные пальцы сомкнул в кулак, и этот жесть на вытянутой руке показал Шурику. Он понимающе кивнул, в свою очередь, указав рукой в сторону берега, таким образом, предлагая возможное место лагеря.

— Почему нет? – крикнул я и направил лодку к берегу…

Продолжение следует…

«Резинка» — в данном тексте имеется в виду резиновая лодка, с двумя независимыми надуваемыми воздухом полубортами. Лодка с не надуваемым дном, с уключинами на бортах под небольшие деревянные разборные весла. Мест для сидений два. Они представляют, из себя, фанерные дощечки, распираемые о борта лодки. Возможность установки подвесного лодочного мотора отсутствует. Грузоподъемность порядка 250 кг. В сложенном и упакованном виде вес комплекта с насосом порядка 20 кг.

«Глиссер» — имеется ввиду режим «глиссирования». В этом режиме, суда имеющие определенную специальную форму корпуса, способны в следствии гидродинамической силы, которая частично компенсирует силу тяжести, обеспечить частичное всплытие судна. В результате чего уменьшается площадь поверхности днища судна, соприкасаемого с водными массами. В связи с этим уменьшается сопротивление движению и возрастает скорость. Этот тип движения очень чувствителен к нагрузке и развесовке. Так, иногда при незначительном изменении общей нагрузки, судно может не выйти в режим глиссирования и тогда оно будет двигаться в неэкономичном водоизмещающем режиме. Недостаток мощности двигателя также может быть причиной не выхода на «глиссер».

Метки: , , , ,

Вникайя: "...а Мира Край - это просто ОООЧЕНЬ удачное название... немножко даже от буддизма что-то... на первый взгляд канеш... потом понимаешь что это просто перестановка привычных частей речи, а волшебное ощущение остается..."

You can skip to the end and leave a response. Pinging is currently not allowed.

Комментарии на пост «Первый день пути. Темная протока.»:

Всего ответов на пост: 8

Kran

Идея о глоссарии мне нравится! Спасибо! Ожидайте…

Margo (и ZiT)

А я знаю, что такое резинка.. :)
Так крупы намокли все?

Kran

Не-е… не все! Небольшая часть. Терпимо в общем.

Margo (и ZiT)

Как там глоссарий? Скоро будет?

Margo (и ZiT)

Я, знаешь, всё думаю. Не проще было бы приплыть на лодке на кокой-нибудь один остров и разбить лагерь там. Загорать, купаться, готовить пищу, насладиться ленным полёживанием на песочке, а на лодке просто так в кайф кататься неподалёку. А то ведь весь отпуск получается из преодоления разного рода трудностей и препятствий.

Margo (и ZiT)

Пацаны-то согласны на второй такой сплав?

Kran

Глоссарий будет скоро. Для начала неполный.
Мужики согласны, конечно! Такое не забывается и хочется повторить снова. Только Леха будет вместо Кости участвовать, наверное. А по поводу преодоления трудностей и препятствий… Так в этом соль с перцем своя! А мы и так тоже раньше поступали — на четыре дня на остров около Барнаула уплывем и оттягиваемся там… Тоже круто, но совсем по-другому. А Сплав круче! Но по-своему.

Margo (и ZiT)

Понятно.

Ваше слово...

Name (*)
Mail (*)
URI

Ваш комментарий:

*

code